Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
19:09 

Меня учили улыбаться во сне...
холодно очень
поздняя дурь
села - держись и сомнения стисни
женщинам ночью
вредно за руль
им вообще это вредно по жизни
ветер, и ливень
бешеный, наш
трасса над пропастью, с самого края
как бы пройти мне
этот вираж
чтоб не сорваться - не знаю, не знаю...

(с)

19:09 

Меня учили улыбаться во сне...
Слышишь, черт побери? Я хочу тебе сниться,
Прикасаться сухими губами к запястью,
Пить с ладони туман с ароматом корицы,
От дрожания век рассыпаться на части.

Извини за письмо, это я ненарочно.
Перепутали пальцы и время, и место,
Собирая бессонницы в смутный подстрочник
К неизвестно зачем зарифмованным текстам.

Те, кто лечит мне душу, по-своему правы,
Но - причем здесь любовь? И звучит-то нелепо.
Это просто... не знаю - как выпить отравы,
Проводив брудершафтом сгоревшее лето.

Ночь - подкрашенный шарик пустого плацебо,
И коньяк не спасает от странной болезни.
Самолетик бумажный в эмалевом небе
Прочь уносит мои нерожденные песни
О тебе.

© Visenna

15:56 

Меня учили улыбаться во сне...
Я в глазах твоих утону. Можно?
Ведь в твоих глазах утонуть - счастье.
Подойду и скажу: «Здраствуй!»
Я люблю тебя, очень сложно!
Нет, не сложно, а трудно,
Очень трудно любить, веришь?
Подойду к обрыву - круто!
Буду падать - поймай! Успеешь?
Ну, а если уеду, напишешь?
Только мне без тебя плохо!
Я хочу быть с тобой, слышишь???
Не минуту, не месяц, а долго,
Очень долго - всю жизнь! Понимаешь?
Значит вместе всегда! Хочешь?
Я ответа боюсь, знаешь?
Ты ответь мне, но только молча.
Ты скажешь мне глазами. Любишь?
Если «да», то тогда обещаю,
Что счастливым всю жизнь ты будешь
Если «нет», тогда умоляю,
Не казни своим взглядом, не надо,
Не тяни своим взглядом в омут!
Если любишь другую - ладно!
Но меня хоть немножечко помни!
Я любить тебя буду, можно?
Если даже нельзя - буду!
И всегда я приду на помощь,
Если будет тебе трудно!
(c)

23:59 

Меня учили улыбаться во сне...
- А дальше как будет?
- А так вот и будет.
Тревожное небо не рухнет на плечи.
Привычно потянутся серые будни,
И в них
Словно праздники
Редкие встречи.
Как праздники горькие,
с мутным похмельем -
но все-таки праздники,
все же не будни.
Веселье - как пропасть,
Как горечь - веселье…
- И вечно так будет?
- И вечно так будет.

- А может, случится не так, а иначе?
- Да, может, все будет совсем по-другому!
Подарят нам ключ от пустующей дачи,
На даче знакомых мы будем как дома.
Нас будут встречать онемевшие птицы,
Замерзшая печка, на стенке двустволка.
- И снова таиться?
- И снова таиться.
- И долго так будет?
- Не знаю…
Не долго…

- Послушай, а может, не так и не эдак?
А может, бывает какое-то третье?
- Пожалуй, расстаться.
Исчезнуть бесследно,
Как делают люди однажды в столетье.
Но это же глупо -
Отречься от счастья!
Мы будем с тобой на земле - как калеки!
Вся жизнь
На осколки,
На брызги,
На части…
И это надолго?
- Да, это навеки.

А может без дач,
Без разлук и тревоги?
А может, открыто -
Сквозь ливни и зимы
Уйти по прямой,
По блестящей дороге
К великому счастью?...
- По трупам любимых? ...

(Л. Дымова)

00:05 

Меня учили улыбаться во сне...
Смотри: обмельчавшие реки, обломки моста,
Взгляни на обрывки стихов и пустых теорем.
Сходи на погост, почитай именя на крестах-
У всех была цель, но патронов хватило не всем.
Всегда настежь двери театра с намеком на тир,
И роли на выбор: мишени, стрелка и ружья.
Скучать не придется - то приз, то какой-то турнир...
У всех была цель, но не все научились стрелять.
Мы были богаты! У нас был и хлеб, и металл.
До неба костры, а в ладонях - огни сигарет.
У всех была цель, только кто-то ее потерял.
У всех была цель, просто кто-то продал пистолет.
Хотелось на землю - вокруг была водная гладь.
Хотелось остаться, когда показалась земля.
У всех была цель, просто кто-то боялся сказать.
У всех была цель! Но не все захотели стрелять...
(с)

23:27 

Меня учили улыбаться во сне...
По небу летят утки.
Летит уголком стая.
Мне хочется к ним жутко.
Они же - на Юг, знаю.
Они зимовать будут
В каком-нибудь там Чаде,
А я тут бумаг груду
Лопачу жратвы ради.
Их будут кормить дети,
Им будут махать руки,
Им солнце всегда светит.
Я к уткам хочу, суки!
Я к уткам хочу, гады!
Чтоб стала мечта - былью!
Свободы хочу ради!
И чтоб за спиной - крылья!
И чтоб вместо ног - лапки,
И чтобы как все - крякать
И чтоб - не нужны бабки,
И чтоб - нипочём слякоть!
И чтобы моя Нюся
(Она, как и я, утка)
Ушла б от меня к гусю,
А я бы страдал жутко.
И чтоб я летел, плача
В красивейший день, летом
И тут бы в меня, значит,
Предательски, влёт, дуплетом.
Мой трупик несёт Бобик,
Хозяин его хвалит,
Утятница - мой гробик,
Стакан до краёв налит.
В живот насуют яблок
И салом натрут шкурку
А после - сожрут, падлы
А после - споют "Мурку"…
А после - ещё песню
Про то, как "летят утки".
Я - так не хочу. Честно.
Мне даже чуть-чуть жутко.
Я лучше куплю водку,
Я лучше попью сутки,
Я знаю теперь чётко:
Не надо мне быть уткой!
P.S. Всё ужасно в жизни зыбко.
В общем, я хочу быть рыбкой…
(C)

02:13 

Меня учили улыбаться во сне...


22:33 

У лукоморья дуб зеленый (двойной перевод с чукотского)

Меня учили улыбаться во сне...
"На берегу моря, который изгибается наподобие лука, стоит зеленое дерево твердой породы, из которого у нас делают копылья для нарт. На этом дереве висит цепь. Цепь эта из денежного металла, в точности из такого, как два зуба у нашего дирктора школы. И днем и ночью вокруг этого дерева ходит животное, похожее на собаку, но помельче и очень ловкое. Это животное -- ученое, говорящее..."

Юрий Рытхэу. 1971 год.

11:39 

Меня учили улыбаться во сне...
Игорь Приклонский
Пора задуматься о высоком. И в самом деле -
Kуда спешили, зачем бежали и что искали?
Oткуда только больные мысли в здоровом теле?
Bот разве опыт поднакопили - он уникален.

Tеперь, как будто, уже пора бы остепениться
И любоваться своим портретом в оконной раме,
Ho счастье нашe - то за морями, то за границей,
A мы всё там же, уже и старость не за горами.

И мы хотели туда, где счастье, да не пускают
Дела, заботы, которым нет ни конца, ни края,
И где-то солнце, и лижет берег волна морская,
A нас всё так же не приглашают, не выбирают

На вечер встречи, на праздник жизни, на белый танец
Поскольку перечень приглашённых уже написан...
A месяц в облаке увозился как кот в сметане
И полагает, что так и надо. Hе стыдно, киса?

02:47 

Меня учили улыбаться во сне...
Артёменкова Наталья
Накануне зимы

Двигать тело в пространстве не стало сил.
А душа так рвется лететь...прильнуть...
Я болею. Ты сам меня заразил
Столбняком недомолвок. Хоть что-нибудь
Говори! Дай руку, подставь плечо,
Выручай! Я тону, я схожу с ума -
Я впервые не знаю - о чем? О чем
Ты так долго молчишь? И почти - зима...
Не молчи. Ну пожалуйста, говори!
Что ни скажешь - все будет не зря, не зря!
Ты же знаешь, как я люблю январи.
Помоги дотянуть мне до января.
Помоги дотянуть мне до Рождества.
Я слепа, я не вижу привычных снов...
Говори хоть какие-нибудь слова -
Я займусь толкованием этих слов.
Я займусь толкованием этих фраз,
Интонаций, подтекстов...мне нечем жить,
Кроме слов. Ну пожалуйста, в первый раз,
В первый раз - для меня - опустись до лжи.
Я не знаю ночи, не помню дня
Где бы тишина - тишине в ответ...
Подскажи. Спаси. Надоумь меня.
Ты молчишь. И я. А зимы всё нет.

02:39 

Меня учили улыбаться во сне...
что это было?
снова зима вовнутрь.
умер мобильный,
как и всегда - под утро.
время по сути -
вдох изо льда. засада.
столбиком ртути -
пункцию перикарда.
рейсы, вокзалы...
больше не верил даже.
как ты узнала?
я был твоей пропажей.
не понаслышке
знаю, не понарошку:
видишь, малышка,
прямо в твоей ладошке
бьется живое.
я ничего не спрятал.
там, где нас двое -
падает снег из мяты.
сказка осталась,
вспомни сейчас, что где-то
я просыпаюсь,
не пожалев об этом.
прочее - меньше,
все, что не попросил бы.
твой сумасшедший
хочет сказать спасибо...
©

02:35 

Меня учили улыбаться во сне...
Тоска измеряется мерою чая,
Количеством чашек в кругах от заварки.
Одна, с парой книжек и тяжким молчаньем.
Тревожно. Бессонно. Тоскливо и жарко.
Настольная лампа. Задёрнуты шторы.
Фонарь пробивается слабым свеченьем.
Душевная качка незримого шторма
И отзвук заглохнувшей скуки вечерней.
Семь чашек - вприкуску с ночною печалью
В попытках согреться от внутренней стужи.
Тоска измеряется мерою чая.
Числом от заварки не вымытых кружек.
(с)

02:31 

Меня учили улыбаться во сне...
не писать о тебе. не стремиться. не верить. не ждать.
кулаки по ночам не сжимать до кровавых царапин.
не смотреть, как снежинки в безудержном ритме кружат.
не пытаться "простить и забыть" и, конечно, не плакать.
не смотреть в потолок. не ложиться в чужую кровать.
не стараться увидеть в зиме запоздалую осень.
не травмировать снег. не писать о тебе! не писать!
не молить о пощаде при первом звенящем морозе.
не протягивать руку тому, кто об этом не просит.
не считать свои сны. и чужие гроши - не считать.
не тащить за собой саквояж недоплаканных вёсен.
не писать о тебе. не стремиться.
не верить. не ждать.
(с)

02:30 

Меня учили улыбаться во сне...
говорить обо всем
но молчать о главном
старый прием новостийной ленты
и разговор течет ровно
плавно
даже если случайно нем ты
дети
погода
работа
книги
ни слова о прошлом или о боли
обходя стороною сны и интриги
медленно
словно по минному полю
но что скрывать если мы прозрачны
каждому видно о чем ты дышишь
путь даже тема выбрана
неудачно
я хочу продолжать говорить
ты слышишь?

(c)

02:20 

Меня учили улыбаться во сне...
Давай я расскажу, как бьётся сердце,

Когда ты в демоническом оффлайне…

Ты ведь такой: с душою иноверца,

С мечтой безумной прикоснуться к тайне.



Давай я буду петь тебе романсы,

Лечить тебя от всех земных недугов,

В твой тихий сон вплетая перфомансы,

Его хранить от беспокойных духов.



Давай я буду… Просто буду рядом!

Идти как тень, на расстоянье метра.

Ласкать тебя одним вишнёвым взгядом

И в жаркий день – дарить прохладу ветра.



Дышать тобой, а впрочем – задыхаться,

Туманя рифмы терпкими духами.
Давай я буду - можно мне остаться?



И не любимой даже… Так, стихами…

(c)

02:20 

Меня учили улыбаться во сне...
Запоминай: Расстояние - это число
быстрых шагов - к телефону, к двери, навстречу -
чтобы - словно на крыльях перенесло -
только увидеть, вспомнить - лишиться речи.

Дальше послушай: Ближнее - это шанс
на продолжение сказки в таком формате,
чтобы - не чуя реал под собой - душа
в небе парила, покуда не скажешь: хватит.

Просто для сведенья: Дальнее - это беда:
это - «прости», и - не навести взгляда на резкость. -
если дальность пути измерять в поездах,
особенно после того, как убраны рельсы.

Теперь запиши: Расстояние - лишь предлог -
установить и хранить дистанцию - между
тем, кому прямо в глаза - сказать тяжело,
и тем, кто еще наивно хранит надежду.

(c)

02:18 

Меня учили улыбаться во сне...
Можно я буду рядом, когда ты спишь –
за руку брать, если вдруг задрожат ресницы?
Сотен оброненных ближе твоё «малыш»,
даже вчерашнее. /Как беззащитны птицы/.

Можно я буду мерить твои шаги
громкостью крика, ставшего вдруг неслышным?
Драться как воин; тени беречь изгиб
от заострений. Чувствовать, как ты дышишь.

Можно я буду верить тебе во всём,
даже во лжи? Никогда не бросать упрёков,
даже в предательстве? Помнить твоё лицо
самым красивым. Течь виноградным соком.

Можно я буду плакать за нас двоих?
Ты до сих пор ребёнок, улыбка, чудо…
Я разобьюсь об уверенность слов твоих,
но не оставлю. Верь мне. Я просто буду.

(с)

02:07 

Невыносимо

Меня учили улыбаться во сне...
Я хотела в кровь твою вирусом паралитическим,
я хотела в мозг твой чем-то звездно-феерическим,
я думала: стану единственной на твоем не согретом ложе,
я клещом подкожным залезала тебе под кожу,
я искала твоё лицо в толпе немых незнакомцев,
я тобой называла небо, тобой заклинала солнце,
я мечтала: дождусь! и, безмолвная, рельсы считала,
я отравленный воздух твоих обещаний глотала,
и каждый глоток наркотический мне придавал ощущения веры,
я хотела с тобой без права, хотела к тебе без меры,
я пыталась поймать во взгляде одну слепую надежду,
а ты просто кончал и протягивал мне одежду,
и это было не важно, я собиралась и всё – уходила,
а после мешала кровь в разлитые на подоконник чернила,
и ты никогда не прочтешь эти строки: навылет и всё же мимо.
Отпусти меня, больно болью, ведь это же не-вы-но-си-мо!!!
(с)

01:53 

Меня учили улыбаться во сне...
Ты меня не любишь, не жалеешь,
Разве я немного не красив?
Не смотря в лицо, от страсти млеешь,
Мне на плечи руки опустив.

Молодая, с чувственным оскалом,
я с тобой не нежен и не груб.
Расскажи мне, скольких ты ласкала?
Сколько рук ты помнишь? Сколько губ?

Знаю я - они прошли, как тени,
Не коснувшись твоего огня,
Многим ты садилась на колени,
А теперь сидишь вот у меня.

Пусть твои полузакрыты очи
И ты думаешь о кто-нибудь другом,
Я ведь сам люблю тебя не очень,
Утопая в дальнем дорогом.

Этот пыл не называй судьбою,
Легкодуманая вспыльчивая связь, -
Как случайно встретился с тобою,
Улыбнусь, спокойно разойдясь.

Да и ты пойдешь своей дорогой
Распылять безрадостные дни,
Только не целованных не трогай,
Только не горевших не мани.

И когда с другим по переулку
Ты пройдешь, болтая про любовь,
Может быть, я выйду на прогулку,
И с тобою встретимся мы вновь

Отвернув к другому ближе плечи
И немного наклонившись вниз,
Ты мне скажешь тихо: "Добрый вечер!"
Я отвечу: "Добрый вечер, мисс".

И ничто души не потревожит,
И ничто ее не бросит в дрожь,
Кто любил, уж тот любить не может,
Кто сгорел, того не подожжешь.

Сергей Есенин

01:53 

Один день из жизни феи

Меня учили улыбаться во сне...
"Будет ли жить фея, лишившись крыльев?"

в мелких трещинках губы. прогорклым настоем шалфея.
полшестого. безудержный ливень. на уровне фола.
за комодом в пыли умирает обычная фея
без надежды, что может вернуться ее кардиолог,
заглянуть ей в лицо, рассмеяться и весело бросить:
"чепухая, моя бэби, всего лишь инфаркт миокарда".
помутила зрачки в ожидании худшего проседь,
но какая нелепость - скончаться в преддверии марта.
"я пришлю вам открытку, когда доберусь до "nowhere",
закрывая глаза, обжигающий воздух глотая.
на полу тельце феи, в которую кто-то не верил.
без пятнадцати шесть. дождь рисует на стеклах. светает.

пульс нечеток. зрачок неактивен. дыхание сбито.
ночь разорвана в клочья больничным сумбуром. от края
приближается полночь, пьянея от крови и спирта.
а обычная фея на белом столе умирает.
и хирург, прикасаясь к светящейся матовой коже,
не спеша отпивая из чашки с прогорклым настоем,
посмотрев на лопатки, запнется, воскликнет: "О, Боже!"
и уйдет, бормоча, дескать, поздно, и он недостоен.
а спустя полчаса, унимая дрожащие пальцы,
и кровавой рукой утирая вспотевшее темя,
будет резать. и время придет просыпаться
в бесконечном дожде. рассвело. без пятнадцати девять.

все отчаянно четко в стоваттном искуственном свете.
онемевший язык, не сказать, рот наполненный пылью.
"все уже позади. все в порядке, не двигайтесь, леди,
и досадная мелочь. пришлось ампутировать крылья."

без пяти навсегда. пошатнулись и замерли стрелки...

(с) run

Весна...

главная