• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
01:42 

Меня учили улыбаться во сне...
Моск взорван. Читать все комменты. :)))))))))))
http://pervonah.org.ua/motoroller/motoroller-1.html

00:56 

Меня учили улыбаться во сне...
Плохо мне, плохо, старый я, старый,
Чешется лес, соскребает листья,
Заснешь ненароком – опять кошмары,
Проснешься — темень да шорох лисий...
Утро. Грибы подымают шляпы...
Бог мой драконий, большой и добрый!
Я так устал: затекают лапы,
И сердце бьется в худые ребра...
Да, я еще выдыхаю пламя,
Но это трудно. И кашель душит...
В какой пустыне метет крылами
Ангел, берущий драконьи души?
Мне кажется, просто меня забыли,
Когда считали — все ли на месте...
А я , как прежде, свистнуть не в силе,
Чтоб чахли звезды и падал месяц!
Возьми меня, сделай такое благо!
В холодном небе жалеют птицы,
Последний рыцарь давно оплакан,
И не придет со мной сразиться...
Да, я еще выдыхаю пламя,
Но это трудно. И кашель душит...
В какой пустыне метет крылами —
Ангел, берущий драконьи души?
Я знаю: должен — конный ли, пеший —
Прийти, убить и не взять награды...
Но я ль виноват, что рыцарей меньше
Ты сотворил, чем нашего брата?!
Все полегли, а мне не хватило...
Стыдно сказать до чего я дожил!
В последний рев собираю силы:
За что я оставлен без боя, боже?!
За то, что еще выдыхаю пламя?
Что это трудно и кашель душит?
В какой же пустыне метет крылами —
Ангел, берущий драконьи души.

(с) Ирина Ратушинская

14:17 

Меня учили улыбаться во сне...
Френсису несколько лет за двадцать,
он симпатичен и вечно пьян.
Любит с иголочки одеваться,
жаждет уехать за океан.
Френсис не знает ни в чем границы:
девочки, покер и алкоголь…
Френсис оказывается в больнице:
недомоганье, одышка, боль.
Доктор оценивает цвет кожи,
меряет пульс на запястье руки,
слушает легкие, сердце тоже,
смотрит на ногти и на белки.
Доктор вздыхает: «Какая жалость!».
Френсису ясно, он не дурак,
в общем, недолго ему осталось –
там то ли сифилис, то ли рак.
Месяца три, может, пять – не боле.
Если на море – возможно, шесть.
Скоро придется ему от боли
что-нибудь вкалывать или есть.
Френсис кивает, берет бумажку
с мелко расписанною бедой.
Доктор за дверью вздыхает тяжко –
жаль пациента, такой молодой!

( Collapse )
Вот и начало житейской драме.
Лишь заплатив за визит врачу,
Френсис с улыбкой приходит к маме:
«Мама, я мир увидать хочу.
Лоск городской надоел мне слишком,
мне бы в Камбоджу, Вьетнам, Непал…
Мам, ты же помнишь, еще мальчишкой
о путешествиях я мечтал».
Мама седая, вздохнув украдкой,
смотрит на Френсиса сквозь лорнет:
«Милый, конечно же, все в порядке,
ну, поезжай, почему бы нет!
Я ежедневно молиться буду,
Френсис, сынок ненаглядный мой,
не забывай мне писать оттуда,
и возвращайся скорей домой».
Дав обещание старой маме
письма писать много-много лет,
Френсис берет саквояж с вещами
и на корабль берет билет.
Матушка пусть не узнает горя,
думает Френсис, на борт взойдя.
Время уходит. Корабль в море,
над головой пелена дождя.
За океаном – навеки лето.
Чтоб избежать суеты мирской,
Френсис себе дом снимает где-то,
где шум прибоя и бриз морской.
Вот, вытирая виски от влаги,
сев на веранде за стол-бюро,
он достает чистый лист бумаги,
также чернильницу и перо.
Приступы боли скрутили снова.
Ночью, видать, не заснет совсем.
«Матушка, здравствуй. Жива? Здорова?
Я как обычно – доволен всем».
Ночью от боли и впрямь не спится.
Френсис, накинув халат, встает,
снова пьет воду – и пишет письма,
пишет на множество лет вперед.
Про путешествия, горы, страны,
встречи, разлуки и города,
вкус молока, аромат шафрана…
Просто и весело. Как всегда.
Матушка, письма читая, плачет,
слезы по белым текут листам:
«Френсис, родной, мой любимый мальчик,
как хорошо, что ты счастлив там».
Он от инъекций давно зависим,
адская боль – покидать постель.
Но ежедневно – по десять писем,
десять историй на пять недель.
Почерк неровный – от боли жуткой:
«Мама, прости, нас трясет в пути!».
Письма заканчивать нужно шуткой;
«я здесь женился опять почти»!
На берегу океана волны
ловят с текущий с небес муссон.
Френсису больше не будет больно,
Френсис глядит свой последний сон,
в саван укутан, обряжен в робу…
Пахнет сандал за его спиной.
Местный священник читает гробу
тихо напутствие в мир иной.
Смуглый слуга-азиат по средам,
также по пятницам в два часа
носит на почту конверты с бредом,
сотни рассказов от мертвеца.
А через год – никуда не деться,
старость не радость, как говорят,
мать умерла – прихватило сердце.
Годы идут. Много лет подряд
Gисьма плывут из-за океана,
словно надежда еще жива.
В сумке несет почтальон исправно
от никого никому слова.

©Саша-Кладбище09-10 гг.

00:17 

33 правила для гостей

Меня учили улыбаться во сне...
- Компьютер руками не трогать.
- Блевать на улице.
- В нетрезвом виде на моем лисапеде за рулем не ездить. И тем более в трезвом.
- Привел бабу себе . приведи и мне, или возьми вазелина.
- Курить свои сигареты.
- Приносить пиво и водку с собой.
- Не уносить пиво и водку с собой.
- Блевать на улице.
- Не писать мимо унитаза.
- Интим не предлагать.
- Не спать в ванной.
- Мыть руки после сортира.
- Не совать пальцы в розетку. Особенно мои пальцы.
- Не посылать соседей нах, не бить приезжающих милиционеров.
- Блевать на улице.
- Не закусывать тараканами.
- Не подсовывать мышей в сумки девушкам. Особенно моим девушкам.
- Не путать ночью мальчиков и девочек.
- Не пробовать установить мировой рекорд самого громкого пука в моей квартире
- Не пробовать переставить систему при выключенном компьютере и в пьяном виде.
- И совсем не стоит этого делать при включенном компьютере в трезвом виде.
- Не наливать водку в стаканы, стоящие вверх дном: очень трудно ее слизывать со стола.
- Не здороваться за руку, не целоваться и не пытаться изнасиловать соседских домашних животных.
- Не садиться мимо стула.
- Не выпивать всю купленную водку по дороге.
- Не спать на системном блоке, на столе, на вешалке, на плите, на шкафу, на мне и на моих женщинах.
- Запрещается впадать в нирвану поперек кровати.
- Не разрешается давать клички приглянувшимся тараканам.
- Запрещается уносить больше, чем принес.
- Поутру не отнимать у мышей честно украденные крошки и не жаловаться им (мышам, а не крошкам.) на похмелье.
- Не приносить с собой холодное, огнестрельное, химическое, биологическое, ядерное и прочие виды оружия. Не есть перед визитом гороховый суп.
- Не приводить своих тараканов для случки с моими.
- И еще раз: блевать на улице.

13:42 

Меня учили улыбаться во сне...
Послушай, родная, я точно знаю: мы выстоим!
Мы сами себе назначаем границы возможного.
Ты только держись, не сдавайся, борись за истину,
Пусть даже кому-то она и кажется ложною.

Нельзя быть для всех идеальным, святым и праведным,
Пройти сквозь огонь, не ожегшись, нырнуть - не вымокнув.
Так сделаем то, что мы сами считаем правильным,
Оскалив клыки и шипастые крылья выметнув.

Вдоль тропки к мечте сплошь кресты над могилами стынут,
Поставленные там не злой - просто чуждой волею,
Не бойся, иди в полный рост, не тревожась за спину -
Я буду с тобой до черты. А за ней тем более.

(с) Volha

13:44 

Меня учили улыбаться во сне...
В минском баре неспешно проходит вечность.
Все сливается- звуки и голоса.
В моем сердце стучится и плачет кречет
И зовет в багровеющие небеса.

Дым и музыка этой толпой играют,
Льется красный брусничный спокойный свет.
От меня моя истина ускользает
Намекает, что будто ее и нет.

Стрелки снова прошли рубежи "двенадцать"
И разметка кончилась на пути.
Я не вижу причин значительных чтоб остаться,
Я не вижу причин достаточных чтоб уйти.


И как водится оборачивается в двойную
Жизни белая скомканная полоса
Кто не пьет глинтвейна тот не рискует
Подменить сверкающие полюса

С каждым следующим километром
Все трудней с собой этот груз везти
Помигай каким- нибудь дальним светом
Ведь еще так просто меня спасти

(с)

14:44 

Меня учили улыбаться во сне...
Из сборника "Песни присланные отдельной бутылкой..."

Я забуду тебя

Я забуду тебя, как на порой забывают любимых поэтов стихи,
Словно не было их ни когда, только шум из далекого детства,
Я забуду тебя и вперед на сто лет постараюсь простить все грехи,
Что-бы ты не боялась любви, а осталась бы вечной невестой...

Я забуду тебя и твой голос похожий на птичий полет,
И волос абрикосовый запах в троллейбусной давке.
Я забуду тот город, в котором быть может и кто-то живет,
Но не ты, но не ты, в муках видно мне тоже не сладко.

Я забуду как плачет ничейная скрипка в январской ночи,
Как слетают с небес наши руки - горячие звезды
И рождественский гимн там на исповеди у господней свечи,
Только ты не забудешь меня, это будет почти невозможно.

Я забуду тебя и, наверно, за это навеки останусь с тобой,
И когда-нибудь встречу тебя у разбитой Хароновой лодки,
И забуду, что я уже тысячу лет не живой
И еще раз умру только смерть эта будет короткой.

А потом, а потом, отплывая к своим берегам,
Мы тихонько коснемся друг друга и снова исчезнем,
Нас с тобой разбросают опять по чужим городам,
Но уже не повесят почтовые ящики в наших подъездах.

Будет ветер шептать нам о русских безлюдных полях,
Будут ангелы петь нам, на крыльях своих подымая,
Я услышу, как ты отзываешся в их голосах,
И пойму как, уже навсегда, мы друг друга теряем.

Я забуду тебя... я забуду тебя...
Я забуду тебя...

Нырков Сергей

16:56 

порвало

Меня учили улыбаться во сне...
Вдоль машин, охрипших в снежной пробке,
Возле Ленинградского вокзала
(Из пожитков - мятая коробка)
Шёл старик каких у нас не мало
Добрый был,нешумный и бездетный
Выпил, не замёрз и то отрада
Только ныл ночами, неприметный
Шрам «За оборону Сталинграда»
Бороду усыпав снежной крошкой
Злой декабрь треплет его кудри
Рядом пёс по имени Антошка
Тоже сединой слегка припудрен
То что ИМЯ - это не ошибка
Ведь негоже звать друзей по кличке
Вертит хвост собачьею улыбкой
То ли холод,то ли по привычке
Вместе уж лет десять они делят
Злобу улиц и капель подвалов
И на пару видят, даже верят
Снам в сырой каморке у "вокзалов"
Бак помойный и приём цветмета
Как зарплата и воскресный шопинг
Прибарахлился - протянул до лета
- Знать опять Антоха мы не в жопе!
Говорил старик трепя за ухом
Старого проверенного друга
-Жаль с тобой не выжрешь бормотухи
- Вот такая вот братан непруха...

= 2 =

Вечер был не снежным, даже тёплым
Пятница кривлялась и гуляла
У метро пивных студентов толпы
В общем пьянству бой подняв забрала
Пёс бездомный, старый и облезлый
Хвост поджав, выискивал объедки
Шоколадку взял, что вдруг упала
Из кармана пьяной малолетки
Друг девчушки - в хлам упырь убитый
Весь в прыщавых выбросах гормонов
Долбанул бутылкой недопитой
По нелепой клумбе из бетона
А осколком ткнул собаке в шею
Просто так, без злобы, изъебнулся
Пёс подумав -"Видимо старею"
Только с визгом в сторону метнулся
Отбежав потом с полсотни метров
Тихо лёг в сугробе за палаткой
И собой накрыл от глаз и ветра
Найденную другу шоколадку
Просто капли крови на ресницах
Просто стих беспечный стук трамвая
Может так на улицах столицы
Каждая собака умирает?

= 3 =

Вдоль машин охрипших в снежной пробке
Медленно,по пьяному качаясь
Брёл старик с измятою коробкой
Никого вокруг не замечая
А в коробке старенький ошейник
Пара пожелтевших фотографий
На которых лес (похоже ельник)
И девчушка вроде в белом платье
Стопка грамот, три коробки спичек
Может мелочь, может быть медали
Семечки для уличных синичек
И потёртый крест из белой стали
Ну а сверху, эко святотатство,
Странные у стариков повадки
Главное теперь его богатство
Половинка старой шоколадки
Это для него святей иконы
Это гнев и гордость и награда
И болит, болит почти до стона
Шрам "За оборону Сталинграда"

= 4 =

Где-то год спустя "пиздатый" ролик
Выложили твари в интернете
Там на лавке старый алкоголик
Спит в пустынном парке на газете
И с десяток пьяных малолеток
Запросто давай над ним глумиться
То прижгут об руку сигарету
То начнут на старика мочиться
А потом руками и ногами
Просто так его забили насмерть
Так смешно что не объять мозгами
И давай на той же лавке квасить
Нам долбят с Кремлёвского фасада
Что у нас в натуре всё в порядке
- Шрам "За оборону Сталинграда"
На куске засохшей шоколадки.
(с) Пайет и празаег с пагримухай ПОРК & SonЪ, Литпром 2009

00:03 

Меня учили улыбаться во сне...
Заблудившихся в городе и в себе,
Обессилевших, жалких, - спасти нельзя.
И не надо лгать о слепой судьбе,
Если сами же выжгли её глаза.

И не надо лгать, что прекрасно всё -
Не предаст улыбка, так дрожь предаст.
А беспомощных не спасти - несет
Их течением под ледовый наст.

Но не надо дергаться от звонков.
О смертях звонит телефон, но ты
Затвердей, сожмись между звонких строф,
Закопайся в исписанные листы.

Притворись - способен жить не любя,
Оставаясь каменным и стальным.
Притворись, что способен спасти себя -
Это может сил придать остальным.

(c) Юля Морозова

00:32 

Меня учили улыбаться во сне...
А меня не спросят, каков итог и кому по каким отвечать словам,
Только небо, выпустив коготок, аккуратно распустит меня по швам,
Аккуратно вытрясет в тишину, до пылинки вычистит, до греха
И растянет сердце во всю длину, как гармонь растягивает меха.

И растянет, мокрое, не дыша, и наполнит, глупое, синевой,
А душа - пускай улетит душа, раз уж ей никак не побыть живой,
Всё ей нужно спать на чужих руках, всё ей нужно зло завершить добром
Так пускай попрыгает в облаках, порезвится чертиком под ребром,

А решит вернуться - так путь открыт, вся дорога в солнечных витражах,
Засмеется сердце взахлеб, навзрыд, под ладошкой ветренною дрожа,
На башке на лунной из звезд парик, а под тонкой кожей звенит Париж,
И вокруг как будто бы мир парит, а на самом деле ты сам паришь.

А меня не спросят, зачем сижу, почему пою свои песни так,
А внутри меня всё такая жуть, то ли пустота, то ли теснота,
А вокруг всё гладко, и нет углов - уцепиться не за что, так сиди,
Просто небо тонкой своей иглой только что зашило дыру в груди,

Аккуратно ниточку подобрав, всё под цвет, как нужно и на века,
Мол, пока тебе не видать добра, пусть подсохнет сердце твое пока,
А душа вернется - так путь открыт, вся дорога в солнечной ерунде,
Отчего-то пальцы мои мокры - узелок завяжется, быть беде.

(c)

15:56 

Меня учили улыбаться во сне...
Я в глазах твоих утону. Можно?
Ведь в твоих глазах утонуть - счастье.
Подойду и скажу: «Здраствуй!»
Я люблю тебя, очень сложно!
Нет, не сложно, а трудно,
Очень трудно любить, веришь?
Подойду к обрыву - круто!
Буду падать - поймай! Успеешь?
Ну, а если уеду, напишешь?
Только мне без тебя плохо!
Я хочу быть с тобой, слышишь???
Не минуту, не месяц, а долго,
Очень долго - всю жизнь! Понимаешь?
Значит вместе всегда! Хочешь?
Я ответа боюсь, знаешь?
Ты ответь мне, но только молча.
Ты скажешь мне глазами. Любишь?
Если «да», то тогда обещаю,
Что счастливым всю жизнь ты будешь
Если «нет», тогда умоляю,
Не казни своим взглядом, не надо,
Не тяни своим взглядом в омут!
Если любишь другую - ладно!
Но меня хоть немножечко помни!
Я любить тебя буду, можно?
Если даже нельзя - буду!
И всегда я приду на помощь,
Если будет тебе трудно!
(c)

16:37 

Меня учили улыбаться во сне...
ЖИРАФ

Сегодня, я вижу, особенно грустен твой взгляд
И руки особенно тонки, колени обняв.
Послушай: далёко, далёко, на озере Чад
Изысканный бродит жираф.

Ему грациозная стройность и нега дана,
И шкуру его украшает волшебный узор,
С которым равняться осмелится только луна,
Дробясь и качаясь на влаге широких озер.

Вдали он подобен цветным парусам корабля,
И бег его плавен, как радостный птичий полет.
Я знаю, что много чудесного видит земля,
Когда на закате он прячется в мраморный грот.

Я знаю веселые сказки таинственных стран
Про чёрную деву, про страсть молодого вождя,
Но ты слишком долго вдыхала тяжелый туман,
Ты верить не хочешь во что-нибудь кроме дождя.

И как я тебе расскажу про тропический сад,
Про стройные пальмы, про запах немыслимых трав.
Ты плачешь? Послушай... далёко, на озере Чад
Изысканный бродит жираф.

Н. С. Гумилев

01:53 

Один день из жизни феи

Меня учили улыбаться во сне...
"Будет ли жить фея, лишившись крыльев?"

в мелких трещинках губы. прогорклым настоем шалфея.
полшестого. безудержный ливень. на уровне фола.
за комодом в пыли умирает обычная фея
без надежды, что может вернуться ее кардиолог,
заглянуть ей в лицо, рассмеяться и весело бросить:
"чепухая, моя бэби, всего лишь инфаркт миокарда".
помутила зрачки в ожидании худшего проседь,
но какая нелепость - скончаться в преддверии марта.
"я пришлю вам открытку, когда доберусь до "nowhere",
закрывая глаза, обжигающий воздух глотая.
на полу тельце феи, в которую кто-то не верил.
без пятнадцати шесть. дождь рисует на стеклах. светает.

пульс нечеток. зрачок неактивен. дыхание сбито.
ночь разорвана в клочья больничным сумбуром. от края
приближается полночь, пьянея от крови и спирта.
а обычная фея на белом столе умирает.
и хирург, прикасаясь к светящейся матовой коже,
не спеша отпивая из чашки с прогорклым настоем,
посмотрев на лопатки, запнется, воскликнет: "О, Боже!"
и уйдет, бормоча, дескать, поздно, и он недостоен.
а спустя полчаса, унимая дрожащие пальцы,
и кровавой рукой утирая вспотевшее темя,
будет резать. и время придет просыпаться
в бесконечном дожде. рассвело. без пятнадцати девять.

все отчаянно четко в стоваттном искуственном свете.
онемевший язык, не сказать, рот наполненный пылью.
"все уже позади. все в порядке, не двигайтесь, леди,
и досадная мелочь. пришлось ампутировать крылья."

без пяти навсегда. пошатнулись и замерли стрелки...

(с) run

19:09 

Меня учили улыбаться во сне...
Слышишь, черт побери? Я хочу тебе сниться,
Прикасаться сухими губами к запястью,
Пить с ладони туман с ароматом корицы,
От дрожания век рассыпаться на части.

Извини за письмо, это я ненарочно.
Перепутали пальцы и время, и место,
Собирая бессонницы в смутный подстрочник
К неизвестно зачем зарифмованным текстам.

Те, кто лечит мне душу, по-своему правы,
Но - причем здесь любовь? И звучит-то нелепо.
Это просто... не знаю - как выпить отравы,
Проводив брудершафтом сгоревшее лето.

Ночь - подкрашенный шарик пустого плацебо,
И коньяк не спасает от странной болезни.
Самолетик бумажный в эмалевом небе
Прочь уносит мои нерожденные песни
О тебе.

© Visenna

15:53 

Меня учили улыбаться во сне...
я не буду просить, уж прости меня.
я не буду выискивать поводов.
мой дневник - это капля бессилия
на мою поумневшую голову.

я не буду звонить и расспрашивать.
я не буду терзаться сомненьями.
стану новое счастье вынашивать,
и рожать, и качать на коленях. мне

очень просто смириться с утратами -
стоит помнить, что тратится лишнее.
я не вижу дороги обратными
и не вижу друзей безразличными.

я не мщу и не бью поболезненней -
я учу тебя быть самодышащим.
Ихтиандр мой нелепо порезанный,
стань чужим, не моим, только выжившим.
(с) shadRo

23:38 

Где брат твой?

Меня учили улыбаться во сне...
"Погляди – с востока струится тьма, у луны на лбу проступает крест,
Все моря и горы сошли с ума, ощутив нужду в перемене мест,
Воздух режет горло острей ножа, в животе шевелится скользкий спрут.
Но еще не поздно унять пожар, успокоить бурю, отсрочить суд,

Прекратить ветров погребальный вой, заменить вулканы на дым печей...
Смехотворна плата: убей того, кто сегодня спит на твоем плече.
Он - палач и плаха, скудель беды, преисподний выкормыш, адский стяг,
Кровь и гной наполнят его следы... Хоть чуть-чуть промедлишь - и будет так!

Две печати сняты, осталось пять, рыжий конь гарцует у райских врат.
Воды рек вот-вот обратятся вспять, и на землю рухнут огонь и град,
Третий ангел держит у губ мундштук, и звезда Полынь на весу дрожит…
Почему же ты не разнимешь рук? Отпусти, ему все равно не жить!

Отчего ты щуришься, хмуришь бровь, побелевший рот превращая в шрам?
Да какая, к дьяволу, тут любовь, если небо треснет сейчас по швам,
Если чаши гнева уже кипят, для господней жатвы наточен серп?
Ты ведь знаешь цену: твой младший брат или все. Ты слышишь? Под корень - все!

Ну, решай скорее. Шуршит песок, растирая в пыль горизонта нить..."

Ты легко целуешь чужой висок - осторожно, чтобы не разбудить.
(с) Visenna

12:42 

Меня учили улыбаться во сне...
утром ты растворишь меня в чашке какао.
выпьешь до самой последней капли, чтоб не вернулась.
спрячешь мои записки, свое покрывало.
оно запачкано перламутром.

днем раз в полчаса проверяешь почту,
будто бы я в интернете письмо написала.
в каждой прохожей девчушке ищешь дочку,
которую я тебе не рожала.

я не успела. вечером будешь думать,
в темно-вишневых каменных мыслях таясь,
что я растворилась в твоих грубоватых шторах,
так в твоей жизни и не появясь.
____
ты говорил, что не любишь. я задыхалась.
и не спала два месяца ни одной ночи.
ты много куришь. я слишком часто боялась,
что мы с тобой плохо кончим.

ты прячешь вещи, которые я забыла,
и растворяешь меня в утреннем кофе.
будто бы я никогда и не приходила,
пугая тебя звонком в середине ночи.

(c)

15:36 

Меня учили улыбаться во сне...
Я сварю тебе кофе, большую кружку,
И укутаю в теплый и пестрый плед.
Превратится квартира в лесную избушку,
Глупый ящик накроем, погасим свет.
Нас согреет свеча на тарелочке белой,
Я сыграю на флейте, потом спою...
Расскажу тебе сказку, как рыцарь смелый
На погибель пошел за любовь свою.
Этот вечер уйдет и останется в прошлом,
Я не знаю, любимая, что впереди.
Умирает твой рыцарь.
И больше не может.
Слышишь? Просто... Пожалуйста...
Приходи.
(c)

12:10 

Кот, встречающий хозяина.

Меня учили улыбаться во сне...
Кот, встречающий хозяина.
Ктой-тоо?! Это кто это?! Тятя тыы? Пришёл? А я! Я с тобой. Куда ты? Я с тобой. Я вот тут, я с тобой. Сейчас меня возьми, ай, хвост! меня с собой. Я с тобой побуду. А ты где? А я с тобой. Ай, лапа!Не уходи, а? А где ты был? А я вот скучааал. Тебя не было, а я вот скучааал. Чуть не съелся, так грустил. Очень хотел тебяяя. А ты всё не идёшь и не идёшь. Я уж и цветок погрыз, а ты всё не идёшь. Я уже и ковер подрал, а тебя всё нету. Я с тобой побуду. Побуду я. Вот тут посижу тихенько так, помурлычу рядом с тобой, нет, есть я тоже хочу, но побуду. Побуду. И воды хочу. А ты тогда постой! нет, я с тобой. Давай я с тобой. Ушёл куда-то, итак не было долго, а я тут один, и горе едой заливал. Ел я. С тобой буду. Возьмёшь меня? А погладь тоже, я мне просто чтобы вот рядом, и любили, ну и гладили чуть-чуть, а то я скучаааал, и все куда-то уходили, а я один ведь, и грустил. Не буду теперь. Тятя пришёл, и я не буду. Хотяб о ноги потереться.
Мне теперь хорошо. Ты даже те дрова в руки возьми и играй, я не люблю, но я послушаю.Ты только не бросай меня, а то я сразу грустный и никто не любит. Вот, побуду тут.

(c) чьё-то

23:49 

Меня учили улыбаться во сне...
- Кто сказал, что Я далека от идеала?!? Это убогий идеал далёк от МЕНЯ!!!
- Ну и что, что ветер в голове?! Зато мысли всегда свежие...
- Для того чтобы бросить, для начала меня надо взять.
- Хочешь завтрак в постель - спи на кухне.
- Я пойду налево, а может быть пойду направо. Я ведь - королева, я имею право на любой ход
- Где вы видели такую кошку, которую бы волновало, что о ней говорят мыши??
- Плохой характер? Просто он у меня есть!
- "Нет" означает "нет", а не "я дорогая штучка".
- Поживу - увижу, доживу - узнаю, выживу - учту

- Я слишком дикая, чтобы жить, я слишком редкая, чтобы сдохнуть!!!
- Если вы плюете мне в спину, значит я впереди вас!
- Я не могу быть второй... И даже первой... Я могу быть только единственной...
- Я не обвиняю тебя, а просто говорю...что во всём виноват ты.
- То, что тебе непонятно ты можешь понимать как угодно.
- Мне абсолютно всё равно, что вы обо мне думаете... потому что я о вас вообще не думаю.
- Чтобы сохранить ангельский характер, нужно дьявольское терпение.
- У меня один недостаток - я не умею общаться с мудаками.
- Нравлюсь ли я мужчинам? Вопрос только в том, нравится ли мужчина мне.
- Я живу как положено!!! А положено у меня на всё!!!
- Себя я люблю больше, чем деньги, а деньги люблю больше, чем окружающих людей.
- И вас, и меня забудут. Вас раньше!
- Не говори мне ,что мне делать и я не скажу, куда тебе идти!
- Мало знать себе цену - нужно еще пользоваться спросом.
- Уйдя, ты не знаешь, что потом можешь просто не вернуться обратно.
- У меня непритязательный вкус - мне вполне достаточно самого лучшего!
- Если хочешь, чтобы я была ангелом - организуй для меня рай!
- Я не знаю себе цену... я никогда ее не называла...
- Называя меня стервой, будь аккуратен и не забывай,что рано или поздно я могу перестать быть ТВОЕЙ стервой!
- В порочных связях не замечена. Не было? Нет... не замечена...
- Я не влюблена в себя. Просто нравлюсь.
- Если я тебе не нравлюсь, значит, ты не имеешь вкуса.
- Я слишком красива, чтобы иметь совесть
- Секундочку, секундочку, корону поправлю!!!
- Если я когда-нибудь умру из-за мужчины, то только со смеху.
- Если тебе роют яму-не мешай. Закончат - сделаешь бассейн

Весна...

главная